Рукавишников Владислав Алексеевич

Фотография В.А. Рукавишникова

Генеральный секретарь МЕАФА, Лауреат Национальной премии РСБИ «Золотой Пояс», 5-й Дан Айкидо Айкикай

В 1961 году после окончания Ленинградского Политехнического института им. М.И. Калинина Владиславу Алексеевичу Рукавишникову была предложена престижная в то время работа преподавателя в Ленинградском Электротехническом институте им. В.И. Ульянова (Ленина) на кафедре сопротивления материалов. Далее все шло по обычному руслу: совершенствование педагогического мастерства, сдача экзаменов кандидатского минимума, работа над диссертацией, подготовка к стажировке во Франции и изучение с этой целью французского языка. Сначала самостоятельно. После визита из Москвы представителя Министерства Высшего и Среднего специального образования СССР Владиславу Алексеевичу было заявлено, что «стажировка во Францию от Вас никуда не уйдет, а сначала поработайте-ка на ниве просвещения в одной из развивающихся стран». И его направили на несколько месяцев на курсы французского языка при Ленинградском государственном университете.

Так В.А. Рукавишников попал в Республику Мали, где с 1967 по 1969 годы читал ряд технических дисциплин в Национальной школе инженеров города Бамако. Основным развлечением в Бамако по вечерам было кино. Кинотеатры примитивно простые — забор, металлические скамейки под открытым небом и стена-экран. Билеты продавались сразу на два сеанса, первый фильм, как правило, мелодрама, второй — боевик. Второй фильм чаще всего был построен на конфликтах различных школ и направлений каратэ, у-шу и изобиловал схватками. Надо заметить, что в СССР в то время каратэ и другие восточные единоборства, кроме дзюдо, были под запретом. Увиденное на экране произвело на Рукавишникова неотразимое впечатление. Ему захотелось овладеть этим видом боевых искусств и он начал заниматься самостоятельно, повторяя движения и набивая мозоли на руках о бетонные колонны своей виллы. Это не осталось незамеченным. Однажды к В.А. Рукавишникову подошли Борис Нестеров и Вячеслав Гликсман, русские преподаватели, работавшие в колледжах г. Бамако, выспросили, насколько серьезно он интересуется боевыми искусствами, и предложили, соблюдая определенную осторожность, следовать за ними. Для тех, кто не жил в то время, нелишне будет напомнить, что каждый советский человек, работавший за границей, обо всех своих встречах, контактах с иностранцами должен был докладывать в Посольство.

Исключительно добросовестное отношение русских к занятиям айкидо, их самоотверженность и самоотдача при среднесуточной температуре воздуха свыше 40°С (Бамако расположено на 12-й параллели, южнее жаркой Сахары) привели к возникновению сердечной атмосферы при занятиях на татами.

Итак, тройка советских конспираторов отправилась на единственном доступном им виде личного транспорта, мопедах, в Дзюдо-клуб Бамако, где Борис и Вячеслав уже некоторое время занимались айкидо. Занятия вел сенсей Ван Бай, вьетнамец по национальности, человек маленького роста, где-то около 160 см, с тоненькими ручками, в толстых очках. Он совсем не походил на тех каратэк, которые не сходили с экранов. Началась тренировка. И этот маленький слабый человечек стал проделывать необыкновенные вещи с превосходящими его по росту, силе, мощи французами, африканцами, пакистанцами и неуклюжими поначалу русскими медведями. Ван Бай оказался необыкновенно быстрым, подвижным, реактивным, его руки исключительно цепкими и крепкими по захвату, а кулачок постоянно контактировал с самыми уязвимыми точками тела. И это были не сцены, подготовленные для съемки фильма, а демонстрация техники айкидо на обычной тренировке. Впечатление ошеломляющее. Сенсей Ван Бай в то время имел 2-й Дан по дзюдо и 2-й Дан по айкидо Айкикай. Кроме того, он владел специальной техникой, которой обучал охранников президента Мали Модибо Кейта.

Исключительно добросовестное отношение русских к занятиям айкидо, их самоотверженность и самоотдача при среднесуточной температуре воздуха свыше 40°С (Бамако расположено на 12-й параллели, южнее жаркой Сахары) привели к возникновению сердечной атмосферы при занятиях на татами. Общение с мэтром продолжалось и после тренировок за бутылкой холодного пива в одном из крохотных баров, каких в Бамако было множество. Беседы велись о технике айкидо, о смысле движений, о том, как айкидо связано с повседневной жизнью и о смысле самой жизни. Так постепенно айкидо постигалось не столько как вид спортивного единоборства, а как средство общения совершенно разных людей через совместную работу на татами, как способ постижения человеком самого себя, своих возможностей, физического и духовного развития, как образ жизни, как философия единения человека и природы.

В начале 1969 года из-за необыкновенно жаркой погоды даже по африканским понятиям в Бамако началась эпидемия менингита и все учебные заведения были закрыты на несколько недель в связи с карантином. Неожиданно появилось свободное время, которым русская тройка не преминула воспользоваться, не считаясь с дополнительными и довольно внушительными материальными затратами. Встречи на татами с Ван Баем проходили почти каждый день и не ограничивались по времени.

Как это было. Первая секция Айкидо в СССР

В июле 1969 года Владислав Рукавишников вернулся в Ленинград, Слава Гликсман — в Москву, а Борис Нестеров, проработав еще год в Мали, вернулся в Ульяновск. Все трое были аттестованы на третий кю. Мэтр Ван Бай в то же время переехал работать на Мадагаскар. Заниматься айкидо было не у кого и не с кем. Одной разминки по утрам было недостаточно и Владислав Алексеевич пришел в одну из групп каратэ, которые стали в это время тайком появляться в городе. Занятия в спортзале ЛЭТИ вел тренер Грякалов. Он заметил особенности в перемещениях, уходах от ударов у новичка. Узнав, что тот занимался айкидо, попросил показать что-нибудь из известной ему техники. Демонстрация продолжалась недолго и прекратилась после того, как на контроле санкьё партнер Рукавишникова получил травму локтя.

Через несколько дней дома у Рукавишникова раздался телефонный звонок и незнакомый ему голос настоятельно попросил о встрече с ним. Оказывается, в Ленинграде уже была небольшая группа, практиковавшая каратэ и давно интересовавшаяся техникой айкидо. В нее входили Альфат Макашев, Олег Андреев, Валерий Седунов и другие, кто пытался освоить технику айкидо самостоятельно по книге. Встреча с группой произошла на квартире у Рукавишникова, вопросов было много, на большинство из них ответ можно было получить только в спортзале. Пришлось искать зал. Запрет в СССР на каратэ распространялся и на занятия айкидо. Тренировки проводились под прикрытием дзюдо. Окна спортзала закрывали от любопытных глаз газетами. Однако через 2 — 3 месяца занятия запрещали и группе приходилось искать новый зал.

Постепенно айкидо постигалось не столько как вид спортивного единоборства, а как средство общения совершенно разных людей через совместную работу на татами, как способ постижения человеком самого себя, своих возможностей, физического и духовного развития, как образ жизни, как философия единения человека и природы.

Так продолжалось довольно долго. Рукавишников демонстрировал технику и охотно учил группу всему тому, что освоил сам. На первых порах, когда методических материалов по айкидо у нас в стране совсем не было, существенную помощь оказали фотографии, привезенные из Мали, на которых кадр за кадром было снято большое число приемов в исполнении Ван Бая. Тем не менее, возникало очень много вопросов, ответы на которые группе приходилось находить самостоятельно. Большую помощь в этом оказали Олег Андреев и Альфат Макашев, которые все эти годы были постоянными участниками группы. Как жалел Владислав Алексеевич, что, самоотверженно занимаясь айкидо у Ван Бая, он не думал о том, что ему самому впоследствии придется обучать других, не делал никаких записей и методических заметок.

Занятия группы продолжались до 1983 года. К ней активно подключился Александр Корнеев, тренер по дзюдо, который завершал в это время работу над диссертацией и добавил к поискам группы кроме энтузиазма еще и свой научно-методический подход. В настоящее время Корнеев - Государственный тренер по дзюдо в Санкт-Петербурге. В это же время Рукавишникова пригласил работать в Военном институте физической культуры им. Комарова руководитель секции рукопашного боя подполковник Владимир Петрович Липовка. Тема его диссертационной работы была связана с подготовкой подразделений боевых пловцов, и его интерес состоял в изучении возможности применения техники айкидо при движении на воде и под водой с аквалангами. Благодаря этому у группы Рукавишникова появилось постоянное время для занятий и приличный зал, однако пол зала был бетонный, покрытый тонким ковролином, без татами. Это обстоятельство определило очень внимательное отношение группы к технике выполнения укеми, падений и кувырков, не причиняющих боли и увечий.

С 1976 года началось общение группы Рукавишникова, главным образом через А. Макашева и О. Андреева, с Сергеем Викторовичем Киселёвым, который в это время работал тренером по дзюдо в подростковом клубе «Прометей» и использовал свой клуб одновременно для работы по освоению техники айкидо. К этому времени он уже в совершенстве владел такими воинскими искусствами как дзюдо и самбо, серьезно занимался кэмпо и поэтому его интерес к расширению кругозора в области воинских искусств был оправдан. Одним из основных направлений его анализа техники айкидо был поиск универсальных ключей каждого приема, которые делают его эффективным в условиях реальной атаки противника.

Ван Бай оказался необыкновенно быстрым, подвижным, реактивным, его руки исключительно цепкими и крепкими по захвату, а кулачок постоянно контактировал с самыми уязвимыми точками тела. И это были не сцены, подготовленные для съемки фильма, а демонстрация техники айкидо на обычной тренировке.

В 1983 году Рукавишникова, который в это время работал доцентом кафедры строительной механики и теории упругости Ленинградского Политехнического института, командировали на два года для чтения лекций в Университет и Высший институт армейских кадров города Бужумбура, столицы Республики Бурунди. Там он познакомился с французом Жаном-Кристофом Рудо, преподавателем французского языка, учеником известного французского мастера айкидо Кристиана Тиссье. У Жана-Кристофа была небольшая группа учеников, к тренировкам которой сразу же присоединился Владислав Алексеевич Рукавишников. С Жаном-Кристофом он много работал над базовой техникой, вместе они осваивали технику работы с дзё.

После возвращения в Союз Рукавишников продолжил работать в группе подполковника Липовки. В это время в стране стали постепенно снимать запреты на занятия восточными единоборствами, а после того, как в Ленинграде был создан Союз Восточных Единоборств (СВЕЛ), эти занятия стали чрезвычайно популярными. В это же время стали, как на дрожжах, расти физкультурно-оздоровительные кооперативы, при некоторых из них открылись секции айкидо. Владислава Алексеевича пригласили в 1988 году работать в кооператив «Здоровье», затем он вместе со старшими учениками арендовал спортзал техникума коммунального хозяйства на Миргородской, 26. В этих группах занималось порядка 200 человек. На всплеске интереса к восточным единоборствам в секцию пришло поначалу много случайных людей, главный интерес которых был не в том, чтобы освоить складывавшиеся веками дух и культуру восточных единоборств, и даже не в том, чтобы научиться нейтрализовать агрессию нападающего, а в том, чтобы быстро, за 2—3 месяца, научиться подавить, изувечить, избить или даже уничтожить противника. Поэтому текучесть учащихся в этих группах была большой. Однако в это же время складывается костяк из наиболее активных, способных и умных учеников, которые достигли серьезных успехов как в освоении техники айкидо, так и его духовной и философской сути.

Следующий период работы Рукавишникова был связан с созданием федераций айкидо и выбором руководящих органов в масштабе города Ленинграда, России и СССР, с выходом российского айкидо на международный уровень, с работой на курсах инструкторов восточных единоборств по направлению айкидо при Ленинградском институте физической культуры им. П.Ф. Лесгафта.

В 1991 году В.А. Рукавишников был аттестован сенсеем Ясунари Китаура (7-й Дан Айкикай) на первый Дан, в июле 1993 года им же — на второй Дан, а в июне 2002 года Генеральным секретарем Айкикай Хомбу Додзё сенсеем Масатаке Фудзита (8-й Дан) — на третий Дан. В 2007 году сенсей Тамура (8-й Дан Айкикай) аттестовал В.А. Рукавишникова на 4-й Дан.

С сентября 1995 года по настоящее время Владислав Алексеевич ведет занятия в клубе «Ленкай». Им подготовлено несколько десятков учеников, обладателей черных поясов различного уровня.

В.А. Рукавишников — «Заслуженный тренер боевых искусств» Российской Федерации.

В 2005 году В.А. Рукавишиникову была присуждена Первая национальная премия Российского Союза Боевых Искусств «Золотой пояс» в номинации «Жизнь, посвященная боевым искусствам».


this content item is from Aikido.ru (http://en.aikido.ru/p/content/content.php?content.12)
Author: maxim, 23.06.2009 - 00:00:00